Друк
03.02.2017

Закупки нуждаются в новых подходах – интервью с главой закупочного филиала "Укрзализныци" Виталием Цвигуном

Что и как нужно изменить для улучшения закупок национальной ж/д компании – в интервью журналисту порталу ЦТС Николаю Засядько рассказывает Виталий Цвигун, глава Центра обеспечения производства УЗ.

 

Более 500 млн грн сэкономила "Укрзализныця" с момента запуска электронной системы ProZorro. Но вопросы по тендерным процедурам все еще возникают и у поставщиков, и у контролирующих органов. Вследствие чего некоторые торги приходится отменять либо перезапускать. Замечания к электронным торгам есть и у самой "Укрзализныци". Недавняя история с одним крупным топливным тендером только актуализировала проблематику. Мы пообщались с Виталием Цвигуном, который возглавляет Центр обеспечения производства "Укрзализныци". В закупочном филиале признают, что проблемы в публичных закупках есть, но все они решаемы. Что же для этого нужно?

На днях у ЦОП возникла проблема с топливным тендером. Победитель торгов решил пересмотреть договор и поднял цену поставляемой продукции. Почему так случилось и что сделано во избежание повторения таких инцидентов?

15 и 22 декабря мы разыграли пять тендеров на общую сумму 65 тыс. тонн дизтоплива. По итогам торгов было подписано 4 контракта по 10 тыс. тонн и один на 25 тыс. тонн. Благодаря низкой цене победителем во всех тендерах стала компания "Вог Аэро Джет". Цена одной тонны дизтоплива по этим договорам была в пределах 18500 – 19398,96 грн. В конце декабря 2016 года были приняты изменения в Налоговый кодекс. В результате чего изменилась ставка акциза на дизельное топливо с 95 до 139,5 евро за 1 тыс. литров. В законе о публичных закупках закреплена норма о пересмотре цены продукции по составленным договорам, в случае изменения тарифов, пошлин и других обязательных платежей. Вполне логично, что на рассмотрение тендерного комитета пришло письмо от компании "Вог Аэро Джет" с просьбой о поднятии цены в связи с повышением акциза. В документе говорилось, что с момента проведения аукциона, то есть с 15 декабря, по 23 января произошло резкое колебание цены. Комитет рассмотрел этот вопрос и принял решение о поднятии цены.

Как вы установили, что колебание цены действительно было?

Мы сделали запрос в Министерство экономики, а именно в ГП "Держзовнишинформ", которое отвечает за выдачу ценовых справок. Получив ответ, мы сравнили цены на момент торгов и после: повышение цены даже с вычетом повышения акциза превышало 11%. Тендерный комитет рассмотрел эти аргументы и принял решение о поднятии цены на 9,98% по четырем контрактам и по одному на 8,9%. После этого цены поднялись до 22421,10 – 23179,98 грн за тонну.

Хочу отметить, что "Укрзализныця" с ноября закупает дизтопливо по ценам, значительно ниже рыночных. Что касается упомянутых тендеров, то даже после повышения цены, стоимость дизтоплива была ниже рыночной. Сейчас мы уже выполнили один из контрактов на 9,1 тыс. тонн. Стоимость одного литра составила 18,72 грн. Думаю, что это очень выгодная цена за дизтопливо марки Евро-5.

Почему цена выросла на 8-9%, а не на 11% или больше?

Повышение цены регулируется и описано в статье 36 Закона "О публичных закупках". Цена в результате колебаний на рынке или повышения пошлины может меняться до 10% за счет уменьшения количества, чем мы и воспользовались. В сравнении цен пока что мы руководствуемся только данными ГП "Держзовнишинформа".

По данным профильных сайтов, специализирующихся на нефтепродуктах, резкого повышения цен не было…

Я согласен с вами. Мы тоже смотрим на уровень рыночных цен, я постоянно просматриваю колебания стоимости нефти и дизельного топлива. Но колебания цены на украинском рынке не всегда соответствует мировым тенденциям. Повторюсь, что у государства есть компетентный орган, который готовит справки о ценах – это ГП "Держзовнишинформ".

То есть ГП "Держзовнишинформ" показал, что колебание цены было, и вы повысили стоимость закупки?

Да, колебание действительно было. Мы постоянно обращаемся к ним за справкой. Кстати, вначале этой недели мы получили новую справку, которая говорит о незначительном падении стоимости. Мы уже отправили письма нашему контрагенту с просьбой снизить стоимость дизтоплива.

 

О формуле и резерве 

Может быть, нужно было сразу прописать в соглашении определенный ценовой коридор?

Это станет возможным только при формульном ценообразовании. Мы разработали это предложение, обговорили его с нефтетрейдерами. Все они согласились с формульным подходом. Сейчас тендерная документация находится на рассмотрении в Антимонопольном комитете Украины. Надеемся, что ответ будет позитивным. Мы заинтересованы начать закупки с формульным ценообразованием, которое устранит все возможности для любых манипуляций.

В чем особенность данной формулы? Что изменится после ее введения?

В организации торгов ничего не изменится. Участники, как и прежде, будут соревноваться в цене. Изменения коснутся договора, который заключается по итогам аукциона. В договоре появится два понятия – цена недели и индекс изменения цены. Это значит, что цена всего контракта будет меняться каждую неделю в соответствии с ценой недели.

Как вычисляется цена недели?

Цена недели – это цена предыдущая, то есть на момент проведения аукциона, умноженная на индекс изменения цены. Последний показатель состоит из двух критериев: индекс Platts и курс доллара по котировке НБУ. Вначале текущий показатель Platts, то есть на момент подписания контракта, делится на показатель Platts на момент торгов. Аналогичное деление происходит и с курсом доллара. Затем полученные результаты умножаются, и мы получаем индекс изменения цены. Эта формула определяет коридор для колебания цены, которая будет постоянно плавающей. Это будет прописываться в договоре.

А объем поставки будет меняться?

Нет. Будет корректироваться только стоимость.

Давайте вернемся к формуле. В ней заложен курс доллара по котировке НБУ, а не стоимость на рынке. Не возникнет ли новой проблемы в связи с курсовой разницей?

Мы говорили со всеми нефтетрейдерами. Ни у кого не было возражений по этому вопросу.

Когда же начнет работать эта формула?

Как только мы получим ответ из Антимонопольного комитета, и если он будет позитивный, мы сразу же запускаем ее в работу. Мы хотим получить четкий ответ от АМКУ, чтобы нас потом не обвинили в антиконкурентных действиях и чтобы не повторялись блокирования тендеров.

Почему в формулу заложена именно цена недели, а не дня или 2-3 или 10 дней?

Сейчас мы мониторим цены еженедельно. Если говорить о нескольких днях, то это нецелесообразно. Например, если мы возьмем период в 5 или 10 дней, то мы можем столкнуться с проблемой выходных дней. Поэтому мы выбрали, что цена недели – это будет первый рабочий день недели. Как правило, это будет понедельник, если выпадает праздник, тогда это будет вторник и т.д. Мы получаем новую цену, составляем дополнительное соглашение, и даем приказ на отгрузку.

Если АМКУ даст позитивный ответ по поводу формулы, и вы ее запустите, не боитесь ли вы, что возникнут новые жалобы и проблемы?

Как только мы получаем позитивный ответ, мы сразу объявляем большой тендер на 100 тыс. тонн. Конечно, недовольные могут найтись. Но если Антимонопольный комитет скажет, что формула не противоречит конкуренции, значит, предъявить претензии будет сложнее.

Сколько топлива нужно "Укрзализныце"?

Ежедневно "Укрзализныця" потребляет порядка 1 тыс. тонн дизтоплива, то есть на год, в среднем, нужно 360 тыс. тонн. Мы объявили торги на 200 тыс. тонн: пять тендеров по 10 тыс. тонн, два по 25 тыс. тонн, два по 50 тыс. тонн и один по 100 тыс. тонн. Торги по 10 тыс. тонн сыграны, кроме одного тендера, который рассматривался Антимонопольным комитетом, только недавно был разблокирован. Один тендер по 25 тыс. тонн сыгран, уже началась отгрузка по нему. Далее, 6 февраля, мы разыграем два тендера по 50 тыс. и один по 25 тыс. тонн. Торги на 100 тыс. тонн состоятся после решения АМКУ.

Также правление "Укрзализныци" поручило нам создать запас топлива на 40 дней, то есть порядка 40 тыс. тонн. В общей сложности, мы можем накопить и хранить до 80 тыс. тонн топлива. Сейчас наши запасы топлива составляют 11 дней (по данным на день проведения интервью – 1 февраля. На сегодняшний день эта цифра увеличилась до 15 суток. - ЦТС). Мы надеемся, что три тендера на общую сумму 125 тыс. тонн пройдут без эксцессов, и мы быстро выполним поставленное задание.

Кроме того, мы подготовили проект распоряжения Кабинета Министров для закупки 50 тыс. тонн дизтоплива производства ПАО "Укргаздобыча". Раньше мы не могли использовать их топливо, но в 2016 году эта госкомпания получила сертификат топлива Евро-4 и Евро-5. И мы, и они находимся в собственности государства. Сейчас мы работаем только через ProZorro. Чтобы заключить соглашение напрямую, мы разработали этот проект. Мы отправили документ в Минэкономразвития.

А вас не обвинят в нарушении конкуренции?

Мы хотим, чтобы это была переговорная процедура закупки. Эта норма прописана в статье 35 Закона "О публичных закупках", поэтому нарушений здесь нет. В прошлом году у нас возникали проблемы с поставками по причине блокирования тендеров. С помощью переговорной процедуры с ПАО "Укргаздобыча" мы хотим обезопасить себя от подобных форс-мажоров.

Планируете ли внедрить формульный подход для других видов продукции?

Конечно, хотим, но в ближайшее время только для дизтоплива. Если формульный подход хорошо покажет себя, то мы бы хотели внедрить его для закупок масел и нефтепродуктов.

 

Об участниках и победах 

В системе ProZorro указывается, что в среднем в тендерах ЦОП участвуют 2,7 претендента, то есть по 2-3 компании. Что вы делаете для привлечения новых участников?

В последнее время мы наблюдаем увеличение количества участников. Недавно мы провели торги на закупку электродов, в них было 8 участников. Если говорить о дизтопливе, то сейчас количество претендентов составляет, в среднем, 5-6 компаний. По нашим подсчетам, в тендерах на товары широкого потребления соревнуется 7-10 участников. Конечно, есть специализированная продукция, которая изготавливается монопольными производителями. В таких тендерах может быть два или три участника. В основном, это касается запчастей к подвижному составу.

Все же, как вы можете повлиять на увеличение количества участников?

Наша задача – получить качественный товар по самой лучшей цене в кратчайшие сроки. Если для этого нужно приглашать новых участников, мы это делаем и будем делать. Что касается шагов, во-первых, мы упростили тендерную документацию. Это облегчило участие в наших торгах и позволило уменьшить процент жалоб и отказов. Во-вторых, при подготовке тендера мы обращаемся ко всем производителям с просьбой предоставить цену их продукции и уведомляем их о возможных торгах. Также мы используем рассылку писем. Более того, сама система ProZorro устроена так, что способствует информированию поставщиков. Каждый зарегистрированный пользователь может подписаться на рассылку по определенной категории, и он будет получать уведомления обо всех новых тендерах.

Вы сказали о специфической продукции, которую мало кто производит. Может, стоить и здесь перейти к переговорной процедуре?

Переговорная процедура используется в исключительных случаях, например, если нет конкуренции. Если мы возьмем ж/д колеса или бандажи, то их изготавливают не только в Украине. В прошлом году у нас был тендер по бандажам, в котором соревновались два крупных производителя колесной продукции – украинская компания "Интерпайп" и польская Huta Bankowa. Впервые поляки вышли на украинский рынок без посредников. Напомню, в этом тендере победила украинская компания.

Очень часто победитель вырывает победу на торгах благодаря одной или нескольким гривнам. Вы можете как-то повлиять на эту ситуацию?

Мы не можем это изменить. В системе ProZorro есть своя логика. Тот участник, который первый раз при подаче заявки, предложил более низкую цену, ходит последним, и он видит результаты других. Поэтому ему достаточно поставить предложение на несколько гривен ниже. При аукционах система так работает из раунда в раунд.

Иногда в тендерах принимают участие не только производители, но и посредники, которые предлагают их же продукцию. Как можно исправить эту ситуацию?

Да, есть такая практика. Объясню, почему так происходит. Ключевой момент – оплата. Производители не хотят идти в государственные тендеры, потому что госкомпании платят с отсрочкой платежа. Посредники авансируют закупку производителям, они дают им деньги на приобретение материалов для изготовления продукции. Чтобы принимать участие в тендерах "Укрзализныци", производителям необходимо вкладывать свои средства. Второй фактор – финансовая дисциплина. Раньше у "Укрзализныци" возникали задержки с оплатой по договорам, иногда до 120 банковских дней. Поэтому производителю выгоднее обратиться к посреднику, чем участвовать в тендере напрямую.

Сейчас возникают задержки с оплатой?

Сейчас у нас нет таких проблем. Я был назначен замначальника филиала в августе и могу утверждать, что у нас не было ни одной просрочки по оплате договоров. Также в контрактах мы уменьшили сроки оплаты за поставленные товары. Для критически важной продукции установлен срок оплаты до 3-5 дней, ГСМ – до 15 дней, другие категории – до 30 дней.

Как привлечь больше производителей?

В законе не установлены какие-либо преференции для производителей. Закон говорит, что все равны: резиденты и нерезиденты, производители и диллеры. Пока что мы можем только упростить тендерную документацию и вновь объявить, что платим своевременно, что производителям не нужно бояться закупок "Укрзализныци". Также у нас есть инициативы об улучшении законодательства. Одни из них – это создание "черного списка" недобросовестных поставщиков или производителей. Кроме того, мы хотим, чтобы сократились сроки подачи заявок, рассмотрения жалоб и т.д. К сожалению, сейчас такой возможности у нас нет. Но в Украине есть прецедент. С мая прошлого года действует специальный закон о публичных закупках Министерства обороны. В этом документе закреплены эти инициативы и еще ряд других, которые упрощают закупки. Я считаю, что "Укрзализныця" как системно важная для экономики Украины компания тоже заслуживает на подобные преференции. Мы обращались с этими инициативами в Министерство экономического развития.

Напрямую с производителями ведете переговоры? Например, по дизтопливу.

У нас были переговоры с белорусскими, польскими, литовскими и другими производителями дизтоплива. Все они очень заинтересованы в таком рынке сбыта как "Укрзализныця", наибольшем потребителе дизтоплива в Украине. Но чтобы подписать договор, они должны подать заявку, принять участие в торгах и победить. У многих возникают проблемы с торгами. Кого-то не устраивает оплата постфактум и требует предоплату, кто-то хочет продавать на своей территории. Но самое большое беспокойство у иностранных производителей вызывает цена. Они не понимают ее изменения, все они ждут введения формульного подхода. Поэтому все наши поставщики дизтоплива – это трейдеры, которые закладывают в цену свои риски.

 

О переменах и ProZorro 

Вы говорили о формуле, "черном списке", что еще планируете изменить в сфере закупок?

Мы планируем внедрить рамочные соглашения. Их суть состоит в том, что тендер проводится один раз, а договор составляется на срок до четырех лет. По результатам такого тендера будет формироваться пул из нескольких поставщиков, со всеми ними подписывается рамочное соглашение. Дальше в течение года или нескольких лет, если нам понадобится какой-то товар, то мы не будем проводить тендер, а будем спрашивать у поставщиков из сформированного пула и сравнивать их предложения. Кто предложит лучшую цену и условия, тот победит. В течение четырех лет поставить могут все компании из пула, а может одна или две.

Когда рамочные соглашения будут внедрены?

Сейчас этот проект прорабатывает Министерство экономического развития. Нас и "Укрпочту" привлекли в качестве консультантов. По поводу сроков, я предполагаю, что это будет не раньше лета.

Госкомпании часто упрекают в том, что при закупках экономия вычисляется как разница между предполагаемой и полученной ценой. Может, стоить изменить подход и считать экономию, отталкиваясь от рыночных цен?

Сейчас в Украине нет единой методики подсчета ожидаемой стоимости закупки, поэтому экономия выходит призрачной. Нужно сравнивать с реальными ценами. Мы обращались к Премьер-министру и Министру экономики с просьбой решить этот вопрос. Также нужно сократить срок между объявлением тендера и началом аукциона. Особенно актуально это для топливных тендеров.

Есть еще одна проблема. В законе о публичных закупках указано, что резиденты и нерезиденты равны. Но сейчас в ProZorro нет возможности для проведения мультивалютных торгов. Это позволило бы привлечь больше иностранных поставщиков.

Кроме того, электронные площадки не придерживаются жесткой дисциплины. Иногда приходится отменять тендер из-за того, что участник неправильно указал название своей компании, а при составлении договора название в системе и по документам не совпадает.

Глава правления "Укрзализныци" Войцех Балчун неоднократно заявлял о создании вертикально интегрированной компании. В связи с этим, не планируется ли централизация закупок? Сейчас не только ЦОП проводит торги…

На данный момент в "Укрзализныце" существует 38 тендерных комитетов. Мы закупаем только самые крупные позиции, либо те, которые потребляют все филиалы. Если какую-то продукцию покупает один филиал, то вполне логично, что им это сделать проще. Наш филиал давно занимается закупками, поэтому у нас есть большой опыт, есть подготовленный персонал. Как мне известно, у правления "Укрзализныци" есть идеи о том, как сделать закупки унитарными. Это и единая тендерная документация, и единый договор, и единые сроки оплаты и т.д. Унификация закупок предусмотрена. Есть идеи по созданию логистического центра для эффективной и быстрой доставки продукции на места.

И последний вопрос. Летом прошлого года анонсировалось, что ЦОП возглавит Павел Ярчевский. Почему он так и не был назначен?

Это вопрос не ко мне. Я был назначен заместителем начальника в конце августа прошлого года, в начале ноября я стал и.о. начальника, а с 19 декабря я возглавил Центр обеспечения производства. Что касается Павла Ярчевского, я не знаю причины, почему его не назначили. Но я консультировался с ним по некоторым вопросам. Я считаю, что он профессионал с большой буквы. Насколько мне известно, он не будет работать в нашем филиале.